Rambler's Top100

Международный антитеррористический
Медиафорум

Поиск
   
на главную карта сайта написать письмо Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта
Главная
Партнерам
Учеба журналистов
Новости
Форум
Программа
Выступления
Фотогалерея
Конференции
чехлы для форд фокус 2 рестайлинг Смотрите http://box-plastic.ru продажа листов полипропилена.

НЕ ДАВАТЬ ТРИБУНЫ ЭКСТРЕМИСТАМ

В.И. Верчагин, заместитель Руководителя Антитерроистического центра СНГ

В современных условиях бурного развития информационных технологий сложно переоценить ту роль, которую оказывают телевидение, радио, периодические печатные издания и электронные средства коммуникации на общественную мысль, мораль, мировоззрение. Способность доносить любые сведения до миллионов и миллиардов людей за считанные минуты делает средства массовой информации абсолютными чемпионами по оперативности и масштабности воздействия на человеческую аудиторию по сравнению с книгами, публичными лекциями и другими средствами, позволяющими канализировать процесс обмена информацией. Это воздействие становится еще более массированным, глубоким и эффективным, если инструментарий СМИ осваивается талантливыми людьми, владеющими пером и словом, умело сочетающими рациональный и эмоциональный аспекты преподносимых фактов. В этой ситуации информация воспринимается не только на уровне сознания, но и на более тонком, глубинном, психологическом подсознательном уровне, что гарантирует более полное ее усвоение и длительное воздействие на мировосприятие и поступки человека.

Эта способность СМИ быть эффективным средством формирования климата в обществе давно подмечена, оценена и весьма продуктивно используется людьми, осуществляющими активное воздействие на значительные слои и группы населения. При этом активно эксплуатируются циркулирующие и востребованные в обществе политические взгляды, экономические устремления, национальные и религиозные идеи, социальные ожидания.

Следует особо отметить, что в зависимости от целей и задач организаторов информационных кампаний их влияние на общество может быть как положительным, так и отрицательным. В современных условиях ярким примером активного использования уникальных возможностей СМИ для достижения собственных амбициозных целей отдельными партиями, общественными движениями или группами граждан является обращение к СМИ экстремистов и террористов, опирающихся в своей противоправной деятельности на различные разрушительные идеологические течения - сепаратизм, национализм, религиозный экстремизм, фашизм и другие.

Это обстоятельство становится особенно актуальным, если речь идет об освещении ситуаций, связанных с проявлениями терроризма или, напротив, организацией противодействия этому злу современности. Известно, что террористы всегда либо предполагают рефлексивное реагирование на свои действия со стороны СМИ, либо прямо апеллируют к ним с требованием довести до общественности свои цели и требования. В таких ситуациях журналисты, освещающие террористические эксцессы, становятся не просто рассказчиками, но и активными участниками этих событий, нравится им это или нет. И это - серьезный экзамен на гражданскую и профессиональную зрелость представителей СМИ, причем, как показывает практика, далеко не каждый способен этот экзамен выдержать.

Большинство политиков, представители спецслужб и правоохранительных органов считают, что СМИ ни в коем случае не должны "давать трибуну" террористам. Так, бывший госсекретарь США Генри Киссинжер высказывался категорически против предоставления эфира террористам, ибо такие уступки, по его мнению, будут стимулировать и порождать новые акты терроризма. Жесткую линию по отношению к информированию СМИ о лидерах "Аль-Кайды" и Усаме бен Ладене заняла и администрация Д.Буша после событий 11.09.2001 г. Мало того, все СМИ США практически были поставлены под ружье и вынуждены были выполнять идущие из Белого дома установки, реализуя функции агитпропаганды, или "публичной дипломатии", как это именуется в США. Так, например, на одном из брифингов Тори Кларк, пресс-секретарь министерства обороны США, призналась, что консультации соответствующих служб и подразделений Совета национальной безопасности, госдепартамента, Пентагона, Минфина, Минюста, ФБР и прочих правительственных ведомств с представителями "международной информационной сети" идут "ежедневно, если не ежечасно". Определяются "темы дня", вырабатывается единая общая официальная позиция, выявляется информация, "требующая опровержения".

Возможно, такой недемократичный подход, свойственный, скорее, тоталитарным режимам, не является удачным примером сотрудничества заинтересованных министерств и ведомств в области освещения террористических проявлений. Но нельзя не признать, что освещение СМИ террористических акций зачастую сопряжено с негативными, а порой и необратимыми драматическими последствиями, даже если речь при этом не идет о пропаганде целей и идей терроризма. Особенно актуально это обстоятельство для актов терроризма, связанных с захватом заложников. Учитывая, что всевозможные устройства по приему теле- и радиосигналов сегодня широко распространены и весьма доступны, необходимо постоянно иметь в виду наличие контроля эфира со стороны террористов, удерживающих заложников. Ни в коем случае нельзя превращаться в этой ситуации в источник информации, которая способствовала бы укреплению позиций террористов, затрудняла действия сотрудников контртеррористических подразделений, а тем более - прямо или косвенно создавала бы дополнительные угрозы жизни и здоровью заложников. К сожалению, такие факты неоднократно имели место.

Так, во время захвата в 1977 г. лайнера западногерманской авиакомпании "Люфтганза", следовавшего в Магадишо, находившиеся на борту террористы из радиорепортажа узнали, что командир экипажа передает информацию об обстановке в самолете наземным службам. Он незамедлительно был расстрелян террористами. Боевикам движения "Тупака Амару", захватившим в декабре 1996 г. заложников резиденции японского посла в столице Перу Лиме, также именно из сообщений корреспондентов СМИ, бездумно рекламировавших свою осведомленность, стали известны и факт нахождения среди удерживаемых лиц брата президента страны, что создавало реальную опасность для его жизни, и план подготовки контртеррористическими подразделениями специального подземного туннеля под здание резиденции посла.

Самым свежим примером такого рода могут быть события осени 2002 года, когда чеченскими бандитами в центре Москвы были захвачены несколько сот заложников, а некоторые российские телеканалы каждые пять минут сообщали последнюю информацию о действиях спецслужб, оцепивших Театральный центр на ул. Дубровка, рассуждали о расположении запасных выходов из здания. Разумеется, это играло на руку М.Бараеву и его подельникам. В этой ситуации жизнь заложников в буквальном смысле зависела не только от террористов, но и от журналистов, не способных хотя бы на один шаг вперед предвидеть возможные трагические последствия своих действий. А обращение одного из террористов можно было в эти трагические дни слушать по "Эхо Москвы", превратившейся в рупор терроризма.

Следует заметить, что СМИ способны не только затруднять проведение специальных контртеррористических операций или содействовать пропаганде идей терроризма, но и служить источником информации о тактике подготовки преступных действий и наиболее эффективных формах и методах реализации террористических намерений. Так, после подробного описания в СМИ тактики убийства в феврале 1986 г. шведского премьер-министра У.Пальме точно по такому же сценарию был застрелен и директор банка З.Марби. А вот в одной из израильских газет после применения террористами новых взрывных устройств, незаметно крепившихся на велосипедах и срабатывавших при первой попытке владельца велосипеда сесть на него, были описаны не только сами эти случаи, но и конструкция мины-ловушки. Причем редактор газеты был искренне удивлен, когда к нему после этой публикации нагрянула полиция для получения соответствующих объяснений.

Возвращаясь к событиям октября 2002 года в Москве, подчеркнем, что они послужили поводом к серьезному осмыслению проблемы "СМИ и терроризм". Представители журналистского сообщества в России попытались осознать степень своей ответственности за безопасность граждан и общества в кризисных ситуациях. Ими была даже выработана так называемая "Антитеррористическая конвенция", в которой справедливо отмечалось, что в период совершения акции терроризма и проведения контртеррористической операции спасение людей и право человека на жизнь первичны по отношению к любым другим правам и свободам. В пункте 6 конвенции говорится: "СМИ должны: помнить, что прямой теле- и радиоэфир может использоваться террористами для передачи условных сигналов сообщникам в других местах; избегать детальных подробностей о действиях профессионалов, занятых спасением людей; быть тактичными и внимательными к чувствам родных и близких жертв терроризма; проявлять особую чуткость к очевидцам событий как к источникам информации".

Объективности ради надо отметить, что нельзя снимать ответственности за неудовлетворительное использование возможностей СМИ в борьбе с экстремизмом и терроризмом и со структур, призванных координировать и непосредственно осуществлять антитеррористическую деятельность. Зачастую их сотрудники в целях недопущения утечки информации о специальных методах и тактике проведения контртеррористических операций в контактах с представителями СМИ избирают самый простой и надежный, на их взгляд, способ - не давать вообще никаких сведений, становясь затем в позу обвинителей по поводу "некомпетентного" освещения в прессе, радио- и телепередачах вопросов, относящихся к сфере борьбы с терроризмом. Такая позиция представляется как минимум нерациональной, а по большому счету - и вредной.

Необходимо всесторонне развивать цивилизованные тесные контакты, с одной стороны, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, ведущих борьбу с терроризмом на профессиональной основе, а с другой стороны, представителей СМИ, обращающихся к этой проблеме. Хорошим примером такого сотрудничества я бы назвал нашу совместную работу со средствами массовой информации во время проведения контртеррористической операции в Киргизии в 1999 и 2000 г.г., в ходе которой были освобождены 29 заложников, в том числе четверо японских геологов.

Как представляется, такое взаимовыгодное сотрудничество, поставленное на твердую, плановую основу, опирающееся на сплав опыта специалистов и журналистского мастерства, способно принести ощутимые плоды в деле снижения террористической угрозы. Уверен, этому будет способствовать в полной мере и сегодняшняя наша встреча.

 
  Дизайнерская группа
ОДКБ 2005
тел.: 8-926-233-44-10
e-mail:
адрес: 125047 г. Москва, Оружейный пер, 15а
Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования