Rambler's Top100

Международный антитеррористический
Медиафорум

Поиск
   
на главную карта сайта написать письмо Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта
Главная
Партнерам
Учеба журналистов
Новости
Форум
Программа
Выступления
Фотогалерея
Конференции
ЮПШ была единственная Путиным диверсификация экономики

А.Г.Дугин, лидер Евразийского международного движения, председатель Евразийского комитета

У терроризма и наркомании, как у безусловно социального зла, выражающихся в безусловных и никем не ставимых под сомнение негативных социальных воплощениях, есть некая подоплека. Т.е. это явление содержательное. Это явление, имеющее некий смысл, некую природу, некую антологию. И когда мы говорим о борьбе с терроризмом и наркоманией, мы заведомо боремся со следствиями, боремся с последним проявлением некоего очень сложного, многомерного, глубокого процесса, имеющего свою историю, свою развитую систему, которая, воплотившись, например, в феномен наркозависимости или в феномен террористического акта, нас ужасает. Почему нас ужасает больной человек наркоман, либо валяющиеся в переходах дети, взорванные автобусы, метро или разрушенные здания? Неужели этот путь, который происходит от человеческого рождения, от человеческого воспитания до такой последней стадии? Неужели существует какая-то зловредная идеология, которая довольно быстро способна превратить здорового нормального человека, общество, даже целые конфессии в фанатиков. Конечно, все гораздо сложнее.

Если мы признаем терроризм и наркоманию как содержательные явления, если мы попытаемся выстроить и серьезно озаботиться выявлением структуры и содержания этих вещей, то мы мгновенно заметим совершенно иную картину. Например. Что толкает людей радикального исламского толка на совершение террористического акта? Экстремальное религиозное осмысление мировой истории и логики распределения геополитических сил. Они так реагируют на объективную картину реальной политики и так действуют. Но этому предшествует колоссальная не работа по безумию, а работа ума, которая воплощается в конечном итоге в такое действие. Что толкает представителя ЭТНА взрывать басков, взрывать невинных граждан. Это необходимость, их огромная работа определенных ЭТНАполитических сил, которые говорят, что свобода басков, свобода людей превыше всего. А Испания является инструментом некого тоталитарного государства, не позволяющего развиваться этому этническому принципу. Есть целая система ценностей. В первом случае - религиозная, в другом случае - этническая. Что толкает человека потреблять наркотики? Почему в определенных обществах это идет повально, а в других случаях это достаточно скромно? На самом деле глубокая, душевная, моральная, психологическая неудовлетворенность, запросы внутреннего мира, которые не находят в нормальных классических аспектах общества своего заполнения. Некая вакуумность стремления заполнить душевное пространство теми или иными переживаниями, состояниями, идеями, чувствами, подъемом сил...

Другое дело, что когда эти легитимные стороны человеческой души не могут найти адекватного воплощения. Обратите внимание, что те же тоталитарные режимы, в них минимум наркомании, потому что люди получают другую форму пассионарности. Может быть искаженную, болезненную, но другую. И сводить здесь что-либо к тому, что демократия является либо злом, либо добром - не верно. Демократизм и либерализм могут быть совершенно разными и в определенном смысле способствовать распространению, создавать определенные условия для того или иного зла, в другом случае - препятствовать. У терроризма, наркомании, у всех форм религиозного, политического и социального экстремизма есть своя содержательная основа. И превращается эта содержательная основа в безусловно отрицательный и отрицаемый нормальными людьми результат, явление в том случае, если она не может органично, ясно и последовательно развиваться.

Иными словами, если допустить, что исламский мир и представления о необоснованности и неприемлемости для исламских стран западной либеральной демократической модели или западной модели глобализации, будет широко признанным явлением, если с этим будут обращаться как с субъектом, и с мусульманами будут говорить как с носителями особой цивилизационной истины, то не исключаю, что такое субъектное понимание другого, нежели мы, станет самым лучшим, самым верным средством в профилактике религиозного экстремизма, политического терроризма и других форм тех явлений, против которых мы боремся. Мы должны понимать тех людей, против которых мы противостоим.

Чем больше мы будем сводить ситуации к противостоянию следствий, тем больше будет нарастать лавина непонимания. Если мы признаем наличие содержательной стороны у таких негативных явлений, как терроризм, экстремизм и наркомания, если мы исследуем эту содержательную сторону, то встанет тогда очень интересный вопрос, который я предлагаю к рассмотрению - это содержательное понимание контртеррористической стратегии. Мы должны ответить на эту содержательную сторону своей содержательной стороной, т.е. мы должны обратиться к тому комплексу идей, которые при определенных обстоятельствах воплощаются в социальное зло с некими альтернативными предложениями. Иными словами, если брать те три темы, которые я обозначил - это предложить религиозным конфессиям широко изложить свой взгляд на мировую цивилизацию, на внешние и внутренние, богословские, этнические противоречия. Там обнаружится кладезь и мудрости, и сомнительных вещей, настолько все будет не черно-белое. Мы увидим настолько много симпатичных сторон. Например, у исламской цивилизации, не признающих однополярную глобализацию, или у наших православных, иудеев. Если мы признаем право религиозного человека не только совершать в уголке религиозный культ, но еще и оценивать, осмыслять в своих терминах события нашего мира, мы откроем для себя совершенно уникальную вселенную. Открыв ее, мы уже не закроем ее, а вот терроризма станет явно меньше.

Второй вопрос. Если мы обратимся к людям, этническим меньшинствам, которые на самом деле доходят в своей практике борьбы против большого народа до крайних форм, и к баскам, и к чеченцам, и к ирландцам, на самом деле мы, может быть, увидим, что у них есть определенная легитимность, внутренняя непонятная на поверку для нас. Но если перевести это в русло диалога и взаимопонимания, я думаю, что от языка танков и нескончаемого, бесконечного диалога террора - контртеррора перейдем к взаимопониманию. И это будет самым эффективным в контреррористической деятельности. То же самое в отношении наркотиков. На мой взгляд, наркотики взывают к духовной пустоте современной молодежи. Мы должны это рассматривать как геополитическую угрозу россиянам, нашей цивилизации. И ответить на это количеством клиник, терапией или борьбой с наркотрафиком, это может быть стоит сделать и нужно сделать: и лечить нужно людей и бороться с этим. Но этого недостаточно. Молодежь взывает к нам: дайте нам содержание. Пока мы не дадим, все будет лишь второстепенно. Нужна позитивная, социальная, содержательная контртеррористическая и антинаркотическая стратегия.

Общество, государство, средства массовой информации о власти. Здесь два последних вопроса. СМИ могут быть тем инструментом, который позволит, если они перейдут от развлекательной ориентации, которая доминирует, к содержательной, к информативно-образовательной, нравственно-воспитательной функции, СМИ, на мой взгляд, способны искоренить эту проблему. Искоренить фундаментально, решив основные вопросы, предоставив право голоса религиозным, этническим меньшинствам, различным представителям молодежи. Если СМИ будут воспитательными, содержательными, образовательными, а не развлекательными, коммерческим, скажем так поддатливо прогосударственными, они могут выполнить эту функцию лучше, на мой взгляд, чем любые военные и спецслужбы.

Другое дело, что СМИ и спецслужбы в этом вопросе должны работать вместе. Это наши общие вызовы, которые угрожают нашей национальной безопасности, каждому конкретному человеку. У нас СМИ говорят только об одной независимости - независимости СМИ от государства. Существует зависимость СМИ от финансовой стороны составляющей, от крупных олигархических кланов. СМИ должны зависеть от нашего общества, лечить на самом деле. Вот такая подлинная независимость от менаритарных факторов и зависимость можеритарного фактора благосостояния всего народа должно быть самой эффективной стратегией СМИ.

Последнее. Я полагаю, что те угрозы, которые брошены нам, и которые мы сегодня обсуждаем, угроза наркомании, угроза терроризма, политического и религиозного экстремизма они действительно не решаемы принципиально в рамках одной страны, поскольку это явление цивилизационное и региональное. В это отношении абсолютно справедливо, что эта тема должна решаться в наднациональном масштабе. Поэтому функции ОДКБ, на мой взгляд, и функции других наднациональных интеграционных объединений в первую очередь, состоят в том, чтобы поставить эти сложнейшие фундаментальные содержательные проблемы на должном уровне над нашими границами. Поскольку, если Казахстан, Узбекистан, Таджикистан или Россия будут больны этими болезнями, то наши соседи не выздоровят, даже если наладят у себя идеальную ситуацию. Поэтому борьба с этим должна быть в рамках цивилизации, пусть не в глобальном масштабе, но в более национальном. Я думаю, что несколько уровней противодействия этим угрозам должно быть на пространстве Евразии, на пространстве СНГ. Это, безусловно, стратегическое противостояние спецслужб, это общае социальная политика, это общая информационная сфера. Мы должны интегрироваться по содержанию, содержательной точки зрения. И на мой взгляд, наличие такой сверхнациональной, евразийской содержательной контрстратегии по борьбе с этим откровенным злом, какими являются политический экстремизм, терроризм и наркомания, мы имеем все шансы победить.

 
  Дизайнерская группа
ОДКБ 2005
тел.: 8-926-233-44-10
e-mail:
адрес: 125047 г. Москва, Оружейный пер, 15а
Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Монталь дикая груша на сайте http://montale-original.ru.