Rambler's Top100

Международный антитеррористический
Медиафорум

Поиск
   
на главную карта сайта написать письмо Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта
Главная
Партнерам
Учеба журналистов
Новости
Форум
Программа
Выступления
Фотогалерея
Конференции
Газовые колонки цены и еще.

П.Г.Шеремет, руководитель отдела спецпроектов ОРТ

Участие в подобных дискуссиях порождает мысль о фатальности нашей профессиональной судьбы. И я пришел в профессию журналиста из банка, сделал это сознательно довольно взрослым человеком. Поэтому очень болезненно отношусь к такого рода часто дилетантскому суждению о журналистике, о работе журналистов. Почему-то мы так широко не обсуждаем врачебную этику, военную. Мы все время концентрируемся на одной проблеме, проблеме того, что журналисты или средства массовой информации продажны или не очень продажны. Они делают нашу жизнь такой ужасной.

Я согласен, что в данном зале не стоит обсуждать проблему терроризма так широко, как делали господа социологи и философы, потому что мы не найдем здесь компромисса. С одной стороны господин философ говорит здравые вещи, что мы должны понять психологию террора, чтобы с ним бороться. С другой стороны представитель "израильского экстремизма" (извините за шутку) отказывается идти на это, потому что это бешеная собака и кусает каждый день. И он не хочет понять психологию этой кусающей собаки. И не согласен с тем, что он ее раздражает, провоцирует и в этом тоже виноват.

Мы может обсуждать природу чеченской войны, но в результате потратим много-много часов и не придем к какому-то общему знаменателю. Несмотря на то, что я журналист, очень часть сторонние люди, не втянутые в эту профессию, преувеличивают роль средств массовой информации, либо по глупости, либо сознательно, провоцируя эти разговоры. Средства массовой информации не являются субъектом антитеррористической войны, или террористической войны. Мы можем в той или иной степени быть инструментом сознательно или неосознанно. И то это достаточно спорный момент. Мы последние 10 лет интуитивно ищем какие-то островки, на которые можно было бы опереться обществу в дальнейшем развитии государства. И существует конкретный вопрос: готово ли общество, российское общество, готовы ли журналисты этому вызову времени? Ситуация постоянно меняется и средства массовой информации пытаются подстроиться и в результате проигрывают вот этот вызов времени. В первую чеченскую войну была свобода освещения этих событий. Можно ли сказать, что российское государство проиграло эту войну, или оно проиграло эту войну по вине средств массовой информации? Нет. Вторую чеченскую войну мы были призваны (по крайней мере первый информационный канал или государственные телевизионные каналы) на борьбу с террором и не давали слова чеченским боевикам, мы как-то жалели наших солдат, чувства матерей и т.д. Можно ли говорить о том, что российское государство выиграло вторую чеченскую войну? Сейчас мы вообще ничего не говорим о Чечне.

В конце прошлого года я сделал фильм о гибели пермского ОМОНа. Этот фильм не вышел в эфир, потому что было признано, что его нельзя ставить в год выборов, чтобы не будоражить общественное сознание и чувства. Сейчас мы наоборот как бы поддерживаем мирную жизнь в Чечне, мы ничего не говорим плохого о том, что там происходит, не вспоминаем прошлое Ахмада Кадырова, или какие-либо еще темные моменты. Можно ли говорить о том, что благодаря такой позиции СМИ мы избежим третьей чеченской войны? А если третья чеченская война произойдет, то кто будет в этом виноват? Средства массовой информации или государство, или конкретные силовые структуры? Есть простая логическая цепочка. Существует конституция, которая является своеобразным договором или сводом тех ценностей, которые большинство людей, проголосовавших за эту конституцию, считает приемлемыми или важными для своей жизни. Существует государство, которому делегировано право или возложены обязанности соблюдать эти ценности, создавать условия этому обществу для жизни. Но в российской действительности последних пятнадцати лет ситуация такова, что у нас не настолько демократическое государство, чтобы средства массовой информации могли поколебать какие-то устои. И с другой стороны у нас не настолько сильно гражданское общество, которое может, возмутившись, потребовать от конкретных чиновников или конкретных госструктур тех или иных действий. И поэтому в этих сводах, которые подписывают профессиональные журналисты каждый год, ничего страшного нет. И когда стоит вопрос между прибыльностью издания и профессиональной этикой, в большинстве случаев становятся на сторону моральных, профессиональных, этических принципов, а не думают только о финансовой стороне дела. Поэтому зачем мы в присутствии общества рвем на себе рубаху, посыпаем голову пеплом и принижаем и без того униженную другими профессиональными группами наше собственное человеческое достоинство?

Существуют конкретные законодательные рамки, в которых мы должны работать. Существуют серьезные претензии к этим законодательным рамкам, которые мы через свое профессиональное сообщество должны либо расширять, либо сужать. Мы должны апеллировать к тем людям, которые эти законодательные рамки устанавливают, вырывая для себя пространство профессиональное в жесточайшей дискуссии с профессионалами. Если мы будем только идеологически обсуждать эту проблему, искать только этические нормы и брать на себя условные обязательства со стороны силовых структур, со стороны госчиновников тогда мы будем бесконечными свидетелями той сцены, когда несчастный журналист, продажный или не очень, посыпает голову пеплом, рвет на себе рубашку и каждый проходящий бросает в него камень и общество считает, что все этой справедливо.

 
  Дизайнерская группа
ОДКБ 2005
тел.: 8-926-233-44-10
e-mail:
адрес: 125047 г. Москва, Оружейный пер, 15а
Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования